kot_begemott: (Default)

Утром 22 ноября, в самый разгар часа пика, на станции «Площадь Мужества» сломался новый состав метро «Юбилейный» красного цвета. Аналогичный случай произошел с ним в первый же день работы – 15 ноября... )
kot_begemott: (Default)

"Русское миросозерцание, - указывает Лев Тихомиров, - начало путаться тогда, когда в него влилось слишком много чужеземного элемента, так много, что даже способность русского народа ассимилировать все что стоит по пути, - уже не смогла справиться с этим наводнением. Именно этот период нерусского влияния внес к нам западно-европейское крепостное право. То есть заменил чисто русский принцип общего служения государству западно-европейским юридическим принципом частной собственности на тех людей, которые строили и защищали национальное государство."

Начало рабству русского крестьянства на европейский манер положил Петр, его преемники, в частности "Великая Екатерина", развили его и придали ему классические европейские формы. "По уложению 1649 года крестьянин был лишен права сходить с земли, но во всем остальном он был совершенно свободным. Закон признавал за ним право на собственность, право заниматься торговлей, заключать договоры, распоряжаться своим имуществом по завещаниям." Комментируя эту оценку Шмурло, И. Солоневич очень метко вскрывает ложные суждения большинства русских историков о происхождении и природе крепостного строя. "Наши историки, - пишет он, - сознательно или бессознательно допускают очень существенную терминологическую передержку, ибо "крепостной человек", "крепостное право" и "дворянин" в Московской Руси были совсем не тем, чем они стали в Петровской. Московский мужик не был ничьей личной собственностью. Он не был рабом. Он находился примерно, в таком же положении, как в конце прошлого века находился рядовой казак. Мужик в такой же степени был подчинен своему помещику, как казак своему атаману. Казак не мог бросить свой полк, не мог сойти со своей земли, атаман мог его выпороть, - как и помещик крестьянина, - но это был порядок военно-государственной субординации, а не порядок рабства. Начало рабству положил Петр"...

"Петр I, - писал А. Герцен, - совершенно отделил дворянство от народа и, наделив его страшной властью по отношению к крестьянам, заложил в недра народной жизни антагонизм".
При ближайших преемниках Петра I положение крестьянства, то есть основной массы русского народа, ухудшилось... Крестьянин без разрешения помещика не мог предпринимать ничего; казна не вступала с ним ни в какие отношения помимо его владельца... "

Борис Башилов. "История русского масонства".
kot_begemott: (Default)

"Еврейская суббота ничем не отличается от протестантского воскресенья".

Макс Вебер.
kot_begemott: (Default)

В любом обществе, если оно не абсолютно законсервировано, будет некоторое развитие.

Если будет развитие, то общество неизбежно разделится на тех, кто за новое, и кто за сохранение старого, пусть и деление это не будет достаточно строгим и чётким.

Дело не в Западе как таковом. Наличие "Другого", иного по отношению к нам, уже заставляет двигаться вперёд. Не было бы иного вовне - нашёлся бы внутри.

Да, западная цивилизация особенно связана с идеею развития, прогресса, и тем самым бросает нам особенный вызов. Но не будь Запада вообще, вызов, пусть и не такой интенсивный, всё равно бы был.

Нынешний тип развития является принципиально падшим, так как напрямую связан с конкуренцией. Христианство так и не коснулось его. Задача, поставленная Христом в последней молитве ("Чтобы они были едины как и Мы" - Ин. 17:11) не была выполнена. Та же самая задача была поставлена перед Адамом, если досконально расшифровать эпизод приведения к нему зверей.

В результате грехопадения произошло тотальное "разворачивание" всех против всех: духа против души, мужчины против женщины, родителей против детей, один деятель против другого. Что значит эпизод с Вавилонской башней? Много раз писал, что он означает, что единство было, но использовалось с неправильной целью. Это то же самое грехопадение, повторение его. То самое "разделение языков" было новым изгнанием из рая. Что есть Эдем? Место всеобщего единства. Что есть счастье, в чём основа его? В единстве. Когда мы вспоминаем счастливое детство, то счастливое переживание связано именно с ощущением единства, когда мы были вместе с родителями, когда это единство не было разрушено подростковыми противоречиями.

Подобно тому, как в подростковом возрасте человек "разворачивается" в отношении своих родителей, утрачивая единство с ними, в результате грехопадения человечество "развернулось" по отношению к Богу. До грехопадения развитие шло как бы "внутри".

Основным результатом грехопадения было возникновение иного, принципиально падшего, социал-дарвинистского, конкурентного типа развития, отличающего животный мир. Совершив грехопадение, человек был отброшен обратно к неразумной природе, где царствует не единство (понимаемое как основа, цель, и осознанная задача), но сила. В этом смысле Книга Бытия уникальна, она показывает проблему в легко доступной, понятной форме.

Дело не в христианстве как таковом. Если рассматривать исключительно в плане развития (как онтологического продолжения миротворения), то принципиально важно, какого оно типа: падшее, за счёт конкуренции (особей, социальных групп или стран) или за счёт сознательно поставленных задач, принятых благих целей.

В этом смысле христианская парадигма - лишь одна из других, решающая поставленную задачу. Социализм тоже может её вполне успешно решать. Тем более, что общества, основанного на истинно христианских принципах, никогда и не было. Социализм, в его антихристианском пафосе, как ни странно, решал задачу, поставленную христианством.

Падшая конкурентная реальность, в которой мы выросли и сформировались стала основою нашей психики. Мы не понимаем, в своём восприятии не можем выйти за рамки той падшей реальности, в которой живём. Этим самым падением пропитано всё наше существование.

Хорошо помню, как ругали телепередачи периода социализма - мол, скучно, занудно, излишне нравоучительно. А вот на Западе - там да, действительно интересное и полноценное телевидение. Наша потребность в новизне, в частности новизне эмоций - несёт на себе явный отпечаток грехопадения. Падший человек всегда ценит новизну больше, чем единство. Грехопадение первых людей и началось с того, что о единстве с Богом забыли.

Адам существовал в куда менее эмоциональном мире, точнее же - его эмоции не носили столь специфически яркий характер, они были принципиально иными. Что есть яркие эмоции? Когда они конкурируют друг с другом.

В правильном, непадшем, "неразвёрнутом" внутри себя мире важнейшей основой психики, самым началом её является любовь не к самому себе, но к другому. Вовсе не случайно Христос самой первой заповедью назвал любовь не к самому себе, но к Богу: Αγαπἡσεις κύριον τον θεόν σου ἐν ὅλῃ τῇ καρδἱᾳ σου καἰ ἐν ὂλῃ τῇ ψυχῃ σου καὶ ὲν τῇ διανοίᾳ σου - "Возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею, и всею мыслию твоею" (Мф. 22:37, Мр. 12:30, Лк. 10:27). В греческом тексте стоит αγαπἡσεις - та любовь, которая способствует установлению духовного единства. Интересно, не позабыли и διανοίᾳ (размышление, мыслительная способность, разум, дух, образ мыслей, намерение). То есть, иными словами, сознательные установки.

Бог есть Абсолютно Иное человека, и в этом смысле - то же самое, поскольку абсолютно иные сходятся. По замыслу христианства, лишь любя Абсолютно Иное, человек начинает любить самого себя. Мы становимся людьми не конкурируя с другими, не возвышаясь материально, но приобщаясь к абсолютному, к вечным ценностям.

В этом смысле поставленная христианством задача не была выполнена. Собственно, христианство под этим углом никогда и не осмыслялось вовсе. В лучшем случае - как религия личного спасения. Знамо дело, стоять со свечкой и эпизодически исповедываться куда удобнее, чем заниматься государственным строительством по совершенно иному, противному природе цивилизационному принципу.

В сущности, самое основное - это поставленная главная задача, осмысление и осознанное достижение её. Всё равно, кто её выполнит, в каких общественных формах. Преодоление "разворачивания", той самой конкуренции.

Историческое призвание России - быть проводником, инициатором в мире иного, человеческого, а не животно-конкурентного типа развития. И всё равно, в каких формах это будет реализовано - социалистических, монархических. Если Россия будет выполнять свою всемирно-историческую роль, то ей будут даны (свыше) силы чтобы преодолеть все трудности. Если же наша страна станет копировать западный путь, отказываяю от основного своего предназначения, то её место займёт какая-то другая.
kot_begemott: (Default)

Человеческое сознание начинается с осознания смерти.

Восток есть смерть для Запада, а Запад - для Востока.

Подобно тому, как западный национализм начинается с презрения ко всему восточному, национализм отечественный начнётся с ненависти к Западу, а не уважения к нему.
Тот, кто не умеет ненавидеть Запад - не есть русский националист.
kot_begemott: (Default)

Тот эффект, о котором пишет В. Розанов - мол, образованному человеку как-то неловко ругать евреев, в образованном обществе это считается неприличным - обязан своим появлением вовсе не евреям, а Западу. Он вторичен от нашего западничества. Запад и евреи вообще создали очень удобный и выгодный для обоих симбиоз. Здесь рука руку моет, и с каждым столетием у них получается это всё лучше и лучше - что хорошо видно из книги В.Зомбарта "Евреи и хозяйственная жизнь", которую выкладывал для скачивания.

Если возможно представить себе нормального русского человека, "центриста", лишённого всяких там излишних увлечений (Западом, как стало после 18 века, или христианским Востоком как было до) - то его отношение к евреям не было бы столь политизированным. "Да, в этом отношении они плохи и даже вредны, а в этом отношении - полезны", - сказал бы он.

Проблема лишь в том, что мы все в той или иной степени политизированы. Никто не избежал или западнического, или антизападнического влияния. В результате мы автоматически оказываемся или либералами-толерастами, или антисемитами. Хочу этим сказать, что наш антисемитизм исусственно нагрет, существует не сам по себе. Вне зависимости от.

Тем не менее, основная-то проблема - не антисемитизм, а наше западничество. Всё вертится вокруг него. Еврейская проблема не является центральной. Не будь разрухи в клозетах западничества в наших головах, в политике - не было бы и еврейской проблемы. Наше западничество вреднее для России, чем любые жидовские происки.
kot_begemott: (Default)

Почитайте, как там относились к людям, очень интересно.

"Развод.
За черезвычайной сложности и дороговизны развода [около $20 000 новыми деньгами], в Англии практиковалась продажа жен...

Дюрен: "Обыкновенно муж приводил жену, на шею которой была накинута веревка, в день ярмарки на площадь, где продавали скот, привязывал ее к бревну и продавал в присутствии необходимого числа свидетелей тому, кто давал больше других. Судебный рассыльный или другой какой-нибудь невысокий судебный чин, а часто сам муж устанавливал цену, редко превышавшую несколько шиллингов, муж отвязывал жену и водил за веревку по площади.

Народ называл такого рода торг the hornmarket (ярмарка рогатого скота). Покупателями обычно были вдовцы или холостяки. После такой продажи женщина становилась законной женой покупателя, а ее дети от этого нового брака также считались законными. Тем не менее мужья иногда после покупки настаивали на венчании в церкви".

Один из первых случаев произошел в 1733, в Бирмингеме. Самуэль Уайтхаус продал свою жену Мэри за одну гинею "со всеми ее недостатками"
В 1801 году фермер выставил свою жену на продажу за один пенни. После аукциона женщина была продана за пять шиллингов и шесть пенсов.

В 1832 году фермер Джозеф Томсон решл продать жену за 50 шиллингов. Цена оказалось слишком высока и через час торговли ее сбили до 20 шиллингов и щенка ньюфаундленда в придачу.

Иногда жену продавали ее любовнику. По совместной договоренности

1797 год "The Times":
“Из-за случайного недосмотра или сознательного упущения в отделе о смитфильдской ярмарке мы лишены возможности сообщить цену на женщин. Многие выдающиеся писатели усматривают в возрастании цен на прекрасный пол верный признак развития цивилизации. В таком случае Смитфильд имеет полное право считаться очагом прогресса, так как на рынке недавно эта цена поднялась с полгинеи до трех с половиной"."
kot_begemott: (Default)

Давным-давно, за сотни лет до нашей эры, в Древнем Китае один принц решил жениться.
По совету мудреца он решил созвать всех девушек царства, чтобы выбрать из них самую достойную.

Одна старая служанка, много лет прослужившая во дворце, весьма опечалилась, узнав о приготовлениях к смотру невест, так как ее дочь была тайно влюблена в принца. Дочь сказала ей, что собирается принять участие в смотре.
- Дочь моя, что тебе там делать? - в отчаянии произнесла эта женщина. – Ты совсем не богата и не настолько красива!дальше )
kot_begemott: (Default)

Речь идёт о противопоставлении традиционного и либерального подхода.

В традиционной культуре родитель, учитель, автор всегда сеет "разумное, доброе, вечное", он как бы ведёт за собою, давит, опираясь на свой авторитет. То есть, в некотором роде, господствует. У нас в школах принято вставать, когда входит учитель. Его - по крайней мере, в старые добрые времена - было принято воспринимать как своего рода начальника. Его не просто слушали и слышали, но слушались. Учителю подчинялись, признавали за ним право господствовать, иметь более высокий чин. Очень удивляет поведение школьников в американских школах - для нашего человека оно выглядит как хамски-развязное.

В каком-то смысле, отношения "автор-читатель" строятся по той же самой модели. Традиционно автор воздействует на читателей своими знаниями, уверенностью и авторитетом. Он как бы навязывает свою точку зрения, поскольку несёт за неё ответственность. Он имеет харизму не просто доносить нейтрально-полезную инфу, но и учить, вести за собой.

В западной культуре автор как бы оставляет читателю свободу. Мол, я не навязываю тебе свою точку зрения, ты можешь выбирать. Можешь за мною идти, а можешь не идти. Ты полностью свободен.

И само строение западных статей направлено не только на то, чтобы донести некую безликую инфу, но и как бы дополнительно вдалбливает читателю, гипнотизирует его: "ты свободен... ты свободен... ты можешь (и должен) сам выбирать".

Мне показалось (дальше идёт сугубое ИМХО), что западные авторы с этой целью - оставить читателю свободу выбора и вообще промыть ему мозги насчёт свободы - используют некоторые специфические приёмы. Читаем статью, и сразу находим вводные конструкции: "Не надо быть специалистом в области психологии, чтобы постичь малоприятную истину, хорошо знакомую каждому...", "говорят австралийские ученые, занимающиеся исследованием особенностей...", "На самом деле, поясняют австралийские психологи...", ", "Психологи выяснили еще один поразительный факт: оказывается...", "считает эксперт...", "По словам Хальцмана...", "Британские психологи считают, что...", "Британский таблоид Daily Mail приводит в пример...". Указанной цели служат даже такие конструкции, как "А общая закономерность, выведенная специалистами, такова..."

Ранее мне чудилось в статьях, построенных подобным образом что-то не то. Как-будто в тексте появляется какая-то неопределённость, мутность, нечёткость. Ощущение, что как-то не так начинают работать мозги - размягчаются, что ли?

Напрашивался вывод, что виною всему - те самые вводные выражения. Однако трудно быть до конца уверенным. А потому я решил пойти на эксперимент. При написании предыдущей записи я из цитируемой статьи все их повырезал начисто, причём без предупреждения читателей. Заменил многоточиями. Аккурат все те вводные выражения, которые процитировал выше. Их можно подставить везде вместо многоточий.

Мне лично результат понравился. Возможно, что исходное предположение верно. Да и потом, чего стоят указания на "австралийских учёных", если не приведена точная цитата или даже ссылка на соответствующий труд? Добавляет ли это статье необходимой научной корректности и доказательности? А вот в восприятии, в воздействии на читателя текст, по моему мнению, что-то теряет.

Вслед за западными, точно такие же приёмы стали использовать и наши авторы. Они вроде как стремятся просто донести о читателя некую нейтральную инфу, не ведут за собой. Происходит своего рода ослабление смысла. Текст не воздействует на читателя должным (то есть принятым в нашей культуре) образом. И наоборот, по моему мнению, воздействует образом противоположным: вдалбливает в подсознание душегубительные и неспасительные идеи либерализма.

Кроме всего прочего, "либеральный подход в цитировании" означает следующее: автор статьи постоянно как бы прикрывается авторитетом учёных, он в некотором роде снимает с себя ответственность за выводы, содержащиеся в тексте. Мол, "я ни в чем не виноват, это всё они, британские учёные. К ним все вопросы".

Подобный подход способствует развитию подобной же хитрожо безответственности у читателя. Ибо, если автор (как и учитель) воздействует на читателей (учеников), ведёт их за собой, демонстрируя не только власть, но и свою за них ответственность, то и ученики потом усваивают подобный ответственный подход к поставленным (жизнью) задачам.

Учение, личный рост осуществляются прежде всего через отождествление. Если же учитель будет лишь предлагать нечто усвоить, ссылаясь на авторитет других, то и ученики постоянно будут действовать не от себя, а от имени некоего авторитета. У них не сформируется способность нести ответственность. Действовать, вести за собою, учить...

Так или иначе, всем желающим предлагаю пойти на эксперимент: сначала прочесть предыдущую заметку в моём журнале, а потом пойти и посмотреть оригинальный, без купюр, текст (по ссылке внизу). И расскажите, насколько поменялось восприятие текста. Да и вообще, следует ли прибегать к такому приёму в дальнейшем.

Напоминаю на всякий случай, что для меня (правильное) воздействие на читателя важнее, чем научная корректность. Как там было у Гегеля? "Я скорее потерплю несправедливость, чем беспорядок". Скорее потерплю некорректное обращение с текстом, нежели слабость его воздействия.

kot_begemott: (Default)

Где логика? Где справедливость?

Когда некие исламские радикалы устраивают теракт, повсюду в западных (да и российских) СМИ только и раздаются голоса о том, что, мол, к мусульманской вере как таковой этот теракт никакого отношения не имеет, что преступники имеются где угодно, и вообще, создаётся ощущение, что данные террористы - они случайно оказались мусульманами.

Когда же в ответ некий американский священник решает публично сжечь Коран, то всюду в мусульманских странах поднимается волна протеста. Причём НИКОГДА не обвиняют "отдельного христианского радикала", никто не говорит о том, что "в любой религии есть такие радикалы", а обвиняют всегда весь западный мир. Устраивают демонстрации у стен западных посольств чуть не во всех странах. Хотя, казалось бы: при чём тут посольства? При чём тут западные страны? Отдельный радикал надумал сжечь Коран, ну так с ним и разбирайтесь. Любители сжигать Кораны точно так же не имеют отношения к Западу, как мусульманские террористы - к Исламу.

Почему существует этот двойной счёт? Почему на Западе не понимают этого? Почему мусульманский мир оказался в заведомо выигрышном положении?
kot_begemott: (Default)

Общее и особенное авторитарных и тоталитарных политических режимов.

Авторитарный режим можно рассматривать как своего рода компромисс между тоталитарным и демократическим политическими режимами. Он мягче, либеральнее, чем тоталитаризм, но жестче, анти­народнее, чем демократический.

Рассмотрение тоталитарных и авторитарных политических режимов позволяет выявить основные отличия между ними. Самое существенное различие состоит в характере отношений власти с обществом и индивидом. дальше )
kot_begemott: (Default)

"Русский, сын космической нации, не способен - и самое главное - не ДОЛЖЕН - производить что-либо качественно просто для комфорта... "Не способен", конечно, в кавычках - ему это просто неинтересно."

[livejournal.com profile] kirschower
kot_begemott: (Default)

Общую схему удалось создать.

Значительная роль в крахе СССР сыграли наши диссиденты. Советские люди знали о них, слышали, на кухнях повторяли новости об их деятельности. Русский народ вообще уважает героев, готовых страдать за него и идти против властей, отчего диссиденты воспринимались как своего рода великомученики. Их одновременно считали отщепенцами - но втайне уважали.

Однако от внимания изучающих проблему иногда ускользает тот факт, что диссидентов поддерживал Запад - и поддерживал весьма активно. Если бы не эта поддержка, то о самих диссидентах, и их деятельности мало кто бы слышал. В первую очередь, это касается рекламы диссидентов черех западные радиопередачи. Все 80-е годы прошли под их знаком. В крупных городах их слушали очень многие - а остальные общались с теми, кто слушал. Все, кто жил в это время, хорошо помнят передачи "Голоса Америки" и "ВВС" - постоянные, по многу раз в день беседы с диссидентами, живущими "там", интервью по телефону со здешними, чтение их статей - и причём всё это, несущее живую интересную мысль, в отличие от суконного языка отечественных теоретиков марксизма (впоследствии очень быстро переориентировавшихся).

"Вражеским голосам" доверяли, прежде всего потому, что они объективнее и куда интереснее освещали те или иные события в нашей стране. Они первыми передавали о крупных авариях, катастрофах, болезни или смерти членов Политбюро... При этом следует особо отметить, с каким видом подавался тогда материал - мол, мы заинтересованы в объективной истине. Вообще, мол, весь Запад стоит на истине. И справедливости. Эта форма завораживала, она гипнотизировала доверчивого отечественного слушателя, которому обрыдли марксисиские заявления, предлагающие всюду видеть интересы и столкновения соответствующих классов общества. Во враждебность Запада к началу 80-х в крупных городах уже мало кто верил. Что ни говори, они умеют преподнести сами себя. Об этом писал ещё Геббельс.

В крупных городах постоянно кто-то ездил на Запад - в командировки или по турпутёвкам. Издания диссидентов привозились регулярно. Их тут же ксерили во множестве экземпляров. Давали друг другу почитать. Это ещё один источник

Без поддержки Запада - прежде всего, моральной и информационной - о деятельности диссидентов никто бы не знал. Ничего бы они не смогли сделать. Те материалы, которые они издавали, имели тиражи микроскопические. Но и Запад не добился бы успеха, не найдись у нас готовые критиковать Советскую Россию. Поскольку одно дело - когда цитируют какого-то чужого автора с западным именем, и совсем другое - когда слышишь, что вот он, наш человек, образованный, умный, думает тоже "против властей", только формулирует немного получше. Такому невольно доверяешь. Враг всегда заинтересован в предателях более, чем в собственных специалистах.

Советские власти, точно, прислушивались к мнению диссидентов. Многие авторы, в частности Зиновьев, пишут о крепнущем союзе лидеров наших диссидентов и властей. Но всё это было возможно потому, что советское правительство уже начиная с Хрущёва взяло курс на трансформацию социалистических идеалов. Не соверши наши власти внутреннего предательства, не повернись к Западу лицом, а к нам ... - союз их с диссидентами был бы невозможен, и как результат, никакой "перестройки" бы не было. Диссиденты конца 80-х как бы передали властям эстафету критики России.

Настоящим западником у нас всегда были власти. Разве не на то же самое направлены нынешние реформы? Не на стремление перекроить нашу жизнь на западный лад? - а точнее, на удобный для Запада? Кому нужна ювенальная юстиция и Единый госэкзамен? Первоначальное предательство, пусть сначала в душе, совершило наше правительство. Всё время вспоминаю историю, как пытались опубликовать работы М. Бахтина. Как высокопоставленный чиновник недоумённо возразил просителям: "А зачем? Разе на Западе всё это (подразумевается теория карнавальной культуры - К.Б.) уже не сделано?" И только аргумент, что Бахтин признан везде на Западе, решил дело. Авторы XIX века горестно указывали, что необходимо признать автора сначала на Западе, чтобы его признали у нас. Кто там писал, что нужно, чтобы Православие приняли за границей, чтобы русские наконец уверовали?

Однако не следует делать инакомыслящих главными виновниками, своего рода козлами отпущения. Диссиденты точно так же накапливали антисоветские настроения, смутно витающие в народе, как лесные грибы накапливают радиоактивность. В основе же всего было общее наше западничество, неверие в социалистические идеалы. А в конечном счёте - неверие в себя, в своё. Поскольку наши предки точно так же 100 лет до того неверили нашей монархии. Если русский человек начинает верить не в своё, а в чужое - то поневоле становится предателем. Или молчаливым пособником предателей, как все мы.

Если уж быть совсем точным, то следует представить, как в глубинах русской жизни шла война двух идеалов: западного, абстрактного, и социалистического, своего. Западный благодаря множеству факторов (в первую очередь, поддержке самого Запада) победил. Наш же идеал не особо сильно поддерживали. Народ в целом так устроен, что воспринимает собственные достижения как нечто очевидное, а недостатки властей - как то, с чем невозможно жить. Всёс время вспоминаю белорусскую диссидентскую молодёжь.

В действительности, здесь был своеобразный замкнутый круг. Наше западничество (пусть изначально и неразвитое) привело к появлению диссидентов. - > Запад их тут же поддержал и начал подкармливать. Влияние диссидентов, их пропагандистские возможности стали ещё сильнее. - > Поддержка Запада нашим правительством. - > Усиление нашего западничества.

Вся проблема заключается в том, что западные ценности гораздо легче принять. Во-первых, они живучи, как и всё естественное, дикое. Что может быть натуральнее социал-дарвинизма? Во-вторых, они (все до единой) построены по принципу соблазна. Ведь это так соблазнительно - идея, что все равны, все свободы, все братья... Ценности, которыми живёт Россия, на самом деле, нуждаются в усильной поддержке - как "сверху", так и "снизу"... Мы как-то всегда недооцениваем этот момент. Мы, русские, надо признать, любим расслабляться. Это расслабление идёт по нарастающей - пока не появится сильный лидер, который железной хваткой призовёт нас к порядку. И тогда мы начинаем стонать - ох, как это ужасно, все эти чистки да репрессии! А как иначе? На самом деле, вот эти постоянные колебания, метания из одной крайности в другую - совершенно нормальная вещь, это особенность нашей жизни. Это нужно принять, как солнечный восход и закат. Настораживает лишь то, что амплитуда всё время увеличивается...

Наше же расслабление напрямую связано, как ни странно, в наших огромных пространствах. Впрочем, опять не в ту степь уклонился... <недописано, ещё продолжу>
kot_begemott: (Default)

Вера в либеральные ценности делает народ слабым и нежизнеспособным. Через несколько поколений нас захватят мусульмане и исламизируют. Они навяжут нам свою религию. Это и будет искомой "Русской Идеей".

Сильная вера (в данном случае - Ислам) всегда подчиняет себе слабую ("свобода, равенство, братство"). Точно так же, как сильная экономика подчиняет себе слабую. Вообще одна вера вполне может победить другую. Пожалуйста, пример: на Западе идеология (или идеалы) гомосексуализма всё более торжествуют над традиционными семейными ценностями.

Собственно, процесс исламизации уже начался, видно невооружённым взглядом, особенно в столицах. Рыба не просто гниёт с головы. Засилье мусульман в крупнейших городах - не стихийный процесс, когда каждый из них потянулся на заработки. Это процесс захвата более сильными слабых. Ведь наше государство не в состоянии регулировать и управлять потоком приезжающих мигрантов. А значит - не можем управлять им и все мы. По отношению к мигрантам мы и наше государство выступаем как единое целое.

Ничего фантастического в таком заявлении нет: мы вымираем со скоростью миллон человек в год, а мигранты с точно такой же скоростью плодятся. Нетрудно подсчитать, когда мы уравняемся в числе. Через какое-то время они предложат нам выбор: или принятие Ислама на уровне второсортных правоверных, или смерть.

Всё учащающиеся агрессивные выходки кавказцев - также не случайное явление. Приезжие прощупывают почву - насколько сильно коренное население, сможет ли дать отпор. Какие есть у него защитные механизмы? Законодательные, общинные, индивидуальные... Так что количество пострадавших русских будет неуклонно увеличиваться.

Некоторые считают, что следует бороться с мигрантами. При этом не отдают себе отчёт, что засилье гастарбайтеров - явление вторичное от ослабления нашей жизни, причём ослабления всестороннего - духовного, культурного, идеологического, военного, промышленного... Даже в плане деревенского уклада жизни мы являемся весьма слабым народом.

В силу данной причины русский народ и не борется с ними. Народ чувствует, что дело не в мигрантах как таковых. А победить настоящую болезнь он пока не может...

Чисто теоретически, Русская Церковь могла бы занять пустующее идеологическое пространство - если бы сама не была пустым местом. Количество верующих не следует путать с их харизмою, то есть качеством. Духовная нищета иерархов, ориентация священнослужителей на внешнюю, обрядовую сторону Православия, на удовлетворение индивидуальных духовных потребностей (то есть своего рода церковный индивидуализм), убожество современного богословия, не отвечающего на запросы современного рационального сознания, постепенное сращивание церковной и правящей элит - делают Русскую Церковь столь же недееспособной, как и весь русский народ в целом. "Жатвы много, делателей мало"...
Каким образом Кирилл пытается противодействовать возможному процессу нашей исламизации? Путём политических интриг? Это не наш путь, это путь католичества...

Ситуацию в России мог бы спасти любой харизматичный лидер. Повторяю: любой. Начни сейчас Патриарх обличать власть в воровстве, призывать к строительству, пропагандировать правильные ценности - и народ начал бы слушать, а потом и пошёл бы за ним. Лидер и идеология едины...

Мы полагаем, что есть какое-то особое идеологическое "ноу-хау", какая-то особенная мысль, истина в последней инстанции (политическая, экономическая, общественная, и так далее), которая всё объяснит, расставит точки над "i", и за счёт этого всколыхнёт весь народ. Думаю, это неверно. И не только потому, что мысль никогда не бывает первична: её появление готовит сама жизнь. Нам подошла бы любая идеология, призывающшая к наведению порядка, национализации крупного производства и вообще строительству. Идеологические формы значения не имеют. Хоть монархия, хоть социализм... Жизнь всё равно сама расставит всё по своим местам. Идеологии большевиков 1905 года и 1935-го тоже весьма отличались.

Как там у львов? "Самки приходят вместе с территорией". Так и в идеологии. Лидер приходит со своими идеями. Ему не обязательно иметь семь пядей во лбу. Ему не нужно привносить в идеологическое пространство нечто принципиально новое и особенно умное. Это всё несущественное, вторичное. Виктор Смирнов справедливо указывает (http://smirnoff-v.livejournal.com/123179.html), что все необходимые идеологические знания уже наличествуют.

У нового лидера должно быть основное идеологическое ядро (наведение порядка, национализация, строительство, изменение отношений с западной цивилизацией, идеология собирания земель, служилая этика). И не имеют значения формы, в которые оно облечено. Если бы Патриарх Кирилл выступил с идеями строительства - то пошли бы и за ним, даже закоренелые атеисты... Даже шельмование по зомбоящику не приостановило бы процесс - слух о том, что появился "наш человек" мгновенно разнёсся бы по всей Руси великой. Кстати, ещё и поэтому нужно всячески пропагандировать опыт Беларуси: чтобы не опустились окончательно с нашим "законом джунглей", имели перед глазами добрый пример, помнили, что у славян всё может быть как у людей...

Мы напрасно ждём новую "особенную" идеологию. В общем и целом она уже есть, и нам с вами известна. Известно, и кто виноват, и что нужно делать...

Нужно ждать правильного человека. Этот человек не только персонифицирует собою новую конструктивную идеологию России, но и - самое главное - сфокусирует на себе все народные ожидания, народные энергии. А так все эти энергии и ожидания оказываются разобщёнными, расфокусированными, размытыми: один синие ведёрки одевает, другой кавказцев режет, третий на собрания да совещания какие-то ходит, четвёртый пытается судиться с русофобами...

Вот главная загадка дня: когда и при каких условиях у нас может появиться правильный лидер? Единственное, что можно пока сказать - правильный лидер появится в правильное время. Нужный человек в нужное время и в нужном месте. Нам остаётся верить в это. Да, и ещё - не имеет значения, откуда взялся бы такой лидер - главное, чтобы был у всех на виду, чтобы мы могли проследить его предысторию. Сомнительно, что правильный лидер возникнет внезапно, как чёрт из табакерки... <недописано>
kot_begemott: (Default)

"У американских девушек нет никаких проблем (как бы - на самом деле, они имеют намного меньше секса, чем девушки в России -- те просто никогда эту возможность не упускают) с парнями по другой причине, и она очень проста: слишком много парней. Здесь включается закон дефицита, и он тоже прост. Как только спрос на товар хотя бы на 3% выше, чем предложение товара, начинается дефицит. Те, кто жил в СССР, хорошо знают, как это выглядит. Выстраиваются очереди. Именно это и происходит в индустриальных центрах Америки. К телкам выстраиваются очереди. Особенно торчат от этого русские девки - у них просто крышу сносит, после того, как об них вытирали ноги опухшие синяки в России. Они начинают соревноваться в том, кто больше пошлет мужчин в единицу времени, и это не преувеличение, я был свидетелем обсуждений, в качестве друга.

По этой же причине невероятное количество женщин в Нью-Йорке имеет Синдром Белого Коня - у Вас этот тип описан в "99 признаках", это те, которые ни на ком не могут остановиться: а вдруг следующий лучше. Это в нашем городе, который никогда не спит, приводит к печальным результатам. Я знаю массу женщин, которые предпоичитают тихонько играться со своей кошечкой у экрана приятно мерцающего телевизора, в безопасной среде своей квартирки, замучившись выбирать и обламываться из-за ошибок. Из-за этого дефицит еще усиливается, и так далее... "

Верный Алик, в комментарии
kot_begemott: (Default)

Статья из журнала "Однако", который издаёт М. Леонтьев. Кстати неплохой журнал, прочёл один номер от корки до корки, рекомендую.

Ещё бы узнать, кто за ним, Леонтьевым, стоит. За нами за всеми кто-то стоит, да?
kot_begemott: (Default)

Это капризное, избалованное, самовлюбленное и немного наглое дитя, делающее (только) то, что хочет, не ведающее никаких ограничений, и полностью лишенное рефлексии и каких-либо твердых жизненных принципов.
В Америке такими хотят стать все женщины, и они ими станут. А потом не только в Америке.
kot_begemott: (Default)

Те, кто верят в прогресс, то есть в новизну, рано или поздно станут западниками, то есть будут поклоняться Западу и его ценностям - "свобода", "равенство", "братство", "индивидуализм", "свободная конкуренция производителей", "средний класс как основа общества", "качество жизни", "культура потребления", и т.д.
Между тем, верить в прогресс можно лишь в случае, если не доверяешь традиционным ценностям, то есть, в конечном счете - истинному Богу. Достаточно утратить эту веру, и западничество нам обеспечено. Что означает - лишь подлинная, глубокая, осознанная вера и может спасти нас от нового всемирного кумира.

July 2017

S M T W T F S
      1
2 345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 09:13 pm
Powered by Dreamwidth Studios